Menu

Затерянные в компьютерных

0 Comments

Затерянные в компьютерных льдах. Шоураннеры и актеры триллера Террор рассказали, как на самом деле проходили съемки сериала

Сериал телеканала AMC Террор, основанный на одноименном романе Дэна Симмонса, рассказывает об экспедиции британского королевского флота в Арктику в середине 1800-х годов и тех ужасах, реальных или не очень, которые пришлось испытать морякам. По словам одного из шоураннеров, Су Хью, до начала работы над проектом о плавании Джона Франклина она ничего не слышала, и первое, что ей захотелось воскликнуть после прочтения информации об этой экспедиции: Стоп! Все это не может быть правдой. Как получилось, что мы ничего об этом не знали?.

Похожие эмоции могут возникнуть при просмотре шоу и у зрителей. Однако дело тут даже не в сюжете или печальной и окутанной тайнами судьбе британских моряков. Интересно прежде всего то, как именно был создан Террор. Ведь съемки сериала со всеми этими толстыми меховыми пальто, заснеженными и покрытыми льдом экстерьерами, погружениями в воду и дрожащими от холода актерами проходили не на натуре. Безусловно, никто и не ожидал, что команда отправится в ледяные моря Арктики, однако большая часть шоу снималась даже не на открытом воздухе. Конечно, для некоторых сцен актеры выбрались на натурные съемки, но все дело проходило в Хорватии летом, и температура на улице иногда поднималась до +30. А беспощадный обжигающий холод, который на протяжении десяти серий медленно, но верно уничтожает экипаж кораблей и заставляет бегать мурашки по коже зрителей, был создан лишь благодаря волшебству компьютерной графики.

Как рассказывает шоураннер Террора Дэйв Кайганич, для сериала были использованы методы и технологии, специально разработанные в 2015 году для фильма Марсианин Ридли Скотта, который является исполнительным продюсером мистического триллера от канала AMC. Мы искали все эти локации, но в конце концов поняли, что с тем количеством времени и эпизодов съемки на площадке имели наибольший смысл, добавляет Су Хью. Как и Марсианин, Террор фактически был снят в специальном павильоне на студии Stern Film Studio под Будапештом, после чего были использованы визуальные эффекты, чтобы сотворить этот новый, пусть и немного более холодный, чем другие, мир. И даже сцены, которые кажутся относительно простыми, как, например, спуск одного из членов экипажа в водолазном костюме под воду в первом эпизоде, практически полностью были созданы при помощи компьютера.

Та сцена, где Генри Коллинз (Тристан Гравель) погружается в воду… Там не было воды, рассказывает Дэйв Кайганич. Помню, как стоял на съемочной площадке и думал: “И как все это будет выглядеть?”. А ребята, отвечающие за спецэффекты, мне сказали: “Это будет выглядеть не просто хорошо. Это будет выглядеть прекрасно”.

Никто не пытался воссоздать наш конкретный мир, добавляет шоураннер. Мы воспринимаем всю эту историю практически как научно-фантастический рассказ. Его события в определенной степени происходят на отдельной планете, а наши персонажи немного похожи на космонавтов. Кстати, похожи на космонавтов были и сами актеры, поскольку подвергались достаточно сильным перепадам температуры за те шесть с половиной месяцев, что длились съемки. В самом начале, зимой, когда в Венгрии было относительно холодно и морозное дыхание персонажей не нужно было дорисовывать на компьютере, все шло отлично. Но потом температура стала расти, и в +15 членам команды в мехах и шерстяной одежде стало уже не до веселья.

Они такие прекрасные актеры, говорит Кайганич. Наблюдая за тем, как они взаимодействуют с зелеными экранами, теннисными мячиками и всеми прочими штуками, трудно поверить, что они проворачивают все это на твоих глазах. А потом ты едешь на натурные съемки и видишь, насколько им свободнее и спокойнее там, где они могут просто играть и не выдумывать реакцию на те или иные вещи.

Таким местом натурных съемок для команды Террора стал остров Паг у побережья Хорватии, но приятной прогулкой в парке это назвать вряд ли получится. Это место для летнего отдыха, что вызвало уже целый ряд проблем, вспоминает актер Джаред Харрис, исполнитель роли капитана Фрэнсиса Крозье. Кроме того, там был ветер под 90 метров в секунду. Мы смотрели, как нашу съемочную площадку просто уносит: “О, это была моя палатка. А это завтрашние декорации летят”.

Но все же, каким бы суровым ни было хорватское лето, это ни в какое сравнение не идет с тем, что пришлось испытать на себе экипажу настоящих Террора и Эребуса. Харрис, проведший собственное исследование экспедиции Франклина, рассказывает, что в самый разгар зимы, проведя полчаса на льду, моряки несмотря на всю свою одежду рисковали получить остановку сердца. А из-за сильной разницы температур на корабле и за его пределами, а также необходимости то раздеваться, чтобы не потеть, то вновь натягивать на себя одежду, чтобы не замерзнуть до смерти, на улице тела матросов мгновенно покрывались коркой льда.

Если бескрайние полярные просторы были дорисованы на компьютере, то вот оказавшиеся в смертельной ловушке корабли Террор и Эребус были выстроены все в том же студийном павильоне. Точнее, только один, но весьма многофункциональный корабль. У нас не было ни места, ни времени, ни денег, чтобы построить оба корабля, поэтому мы сделали один, который могли превращать и в “Террор”, и в “Эребус”, меняя корму, надписи, декор, некоторые из входов или сходных трапов незначительные, но заметные детали, рассказывает художник-постановщик Джонатан МакКинстри (Бульварные ужасы, Борджиа).

МакКинстри постарался сделать максимально точную копию корабля. Серьезную помощь в этом ему оказали рисунки канадского археолога Мэттью Беттса, который много лет работал над моделью Террора, чертежи из Национального морского музея в Лондоне и хорошо сохранившиеся корабли-участники событий, останки которых были найдены в Арктике в 2014 и 2016 годах спустя почти 170 лет с момента исчезновения экспедиции.

Созданное для сериала в натуральную величину судно было установлено на специальную шарнирную опору, которая позволяла наклонять его, когда по сюжету корабли оказались захвачены в ледяные тиски и начали сильно крениться в разные стороны. Отдельно были выстроены и палубы. Так, например, нижнюю, с кухней и каютой капитана, намеренно сделали тесной. Однако в то же время она была функциональной: пространство состояло из подвижных частей, включая боковые и потолочные панели. Это было сделано для того, чтобы размещать оборудование и членов съемочной группы. Можно заключить, что работа МакКинстри состояла в создании неудобных помещений, которые бы нервировали актеров и зрителей. В противоположность вызывающим клаустрофобию отсекам корабля, где персонажи буквально сидят друг на друге, у нас есть огромное открытое пространство, абсолютно негостеприимное да еще и с каким-то злобным существом, которое там скрывается, добавляет художник-постановщик.

Благодаря скрупулезно воссозданным декорациям, компьютерной графике и потрясающим визуальным эффектам зритель с первых же кадров погружается в атмосферу настоящего арктического ужаса, отчаяния и безумия, которыми были охвачены моряки Террора и Эребуса. Но, конечно же, огромную роль в создании необходимого настроения играет еще и звуковое сопровождение. Практически все звуки, что слышны в сериале, кроме диалогов, были созданы на стадии постпродакшена: вечно дующие арктические ветра, шаги по толстому слою многолетнего льда, прогулки по кораблю или вокруг него, постоянный гвалт сотни членов экипажа, скрип лодок и, конечно же, ужасающий рев, который издает Туунбак. Нечасто нам выпадает возможность создавать мир таким образом и в таком объеме, объясняет редактор звуковых эффектов, обладатель премий BAFTA и Эмми Ли Уолпол. Звук не просто присутствует на заднем плане, поддерживая историю. Звук становится главным героем шоу.

Одной из специализаций Уолпола, работавшего над такими проектами, как Острые козырьки, Клондайк, Война и мир, Игра в имитацию, Король говорит!, является оживление прошлого через звуки. Для этого он использует весьма интересный практический подход, отправляясь делать записи в аналогичные нужным по сюжету местам. В частности, для Террора команда Уолпола отправилась на борт корабля Золотая лань точной копии судна сэра Фрэнсиса Дрейка, на котором тот обогнул земной шар. На корабле они записали шаги, пройдясь по всем каютам, звуки стаканов и кружек, которые брали со столов и ставили обратно, голоса различных снастей, вращающихся частей и тросов, всевозможные стуки и удары.

Но наиболее кропотливая работа велась над созданием звуков, связанных со снегом и льдом. Стремясь получить достоверный скрип и хруст, передающий характер снежного покрова, который зрители видят на экране в определенные моменты истории, его глубину и свежесть, специалисты записали множество вариантов шагов по настоящему снегу и льду. После этого буквально каждое движение персонажей было сопоставлено с подходящей дорожкой. Чтобы передать звуки ледяных глыб, трущихся о борт корабля, несколько членов команды Уолпола отправились плавать на байдарке по замерзающей Темзе, записывая удары льда о корпус лодки. А звуковое сопровождение для первого эпизода, где экипаж пытается взломать лед вокруг севшего на мель Эребуса, Уолпол и вовсе записывал на заднем дворе своего дома, где, вооружившись пилой и топором, атаковал замерзший пруд.

Однако экипаж в Терроре сражается не только с подступающими со всех сторон цингой, холодом, голодом и мятежом. Некоторых из них убивает создание, похожее на белого медведя, зовущееся Туунбаком. Отчасти животное, отчасти мифическое существо, связанное с Землей и духами. Шоураннер сериала Дэйв Кайганич хотел, чтобы голос этого существа выражал человеческий интеллект, поэтому в качестве отправной точки были использованы записи проводимых людьми сеансов экзорцизма. Озвученные актером Этли Гуннарссоном дорожки затем обработали и соединили со звуками, которые издают медведи. Позже я добавил к этому зловещие скрипы сухого льда, чтобы привнести сверхъестественности и связать существо с ледяным пейзажем, откуда оно появилось, рассказывает Ли Уолпол.

Подготовил Уолпол для зрителей и небольшую пасхалку, правда, найти ее уж очень непросто. В третьем эпизоде персонаж инуитов по имени Леди Безмолвная (Нив Нилсен) сидит в своем жилище, а снаружи, шаркая и фырча, к дверному проему подходит Туунбак и начинает издавать некие звуки, как бы разговаривая с героиней, напевая ей что-то. Чтобы создать это пение, Уолпол взял исполнение Леди Безмолвной особой мелодии из более позднего эпизода, которую люди использовали для вызова Туунбака, и прогнал через специальную программу. Это дало мне версию существа. Звучит так, будто оно поет ей в ответ. Конечно, это задачка для очень внимательных зрителей, которые сумеют уловить и распознать мелодию, объясняет он.

Сделать это действительно трудно, как в принципе и с абсолютной уверенностью сказать, где на экране появляются настоящие объекты и обстановка, а где мы видим результат кропотливой работы мастеров компьютерной графики. Удивительно, насколько важным творческим партнером стали для нас технологии. Когда-нибудь мы будем снимать на настоящей локации, а вы придете к нам и спросите: “Это был зеленый экран? Поэтому все выглядит не натурально?”. Похоже, через некоторое время наступит момент, когда реальность будет выглядеть подделкой, смеясь, подводит итог шоураннер и исполнительный продюсер Су Хью.

Источник: Variety, IndieWire, postPerspective

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *