Menu

Убийства, изменившие

5 Comments


Убийства, изменившие историю

Мир меняют не только убийства президентов и королей. Жертвы следующих покушений не правили страной, и о многих из них вскоре забыли. Однако их случаи привели к значительным изменениям в юридической системе, образовании, обществе и культуре.

Леди и токсиколог;

Мари Каппэль принадлежала к французской аристократии и была человеком, привыкшим к утончённой и роскошной жизни. Поэтому она пришла в дикий ужас, когда родные женщины заставили её выйти замуж за Шарля Лафаржа, жившего, как позднее выяснилось, в полуразрушенном загородном доме, наводнённом крысами.

Во время очередной деловой поездки Шарля Мари отправила ему нежное письмо и домашний пирог. Шарль его съел, сильно занемог и скончался. В ходе обыска в комнате Мари был найден мышьяк, но женщина заявила, что использовала его только для травли грызунов.

В 1840 году над Мари начался суд по обвинению в убийстве. Обвинение вызвало в качестве свидетелей местных медэкспертов, которые нашли мышьяк в вышеупомянутом пироге и в желудке Шарля. В ответ адвокаты Мари предъявили письмо от всемирно извеснтого французского токсиколога Матьё Орфила, в котором говорилось, что обвинение воспользовалось устаревшими тестами и только новый, придуманный британским химиком Джеймсом Маршем, мог точно выявить наличие мышьяка в пище и желудке убитого.

Тогда суд велел обвинению провести тест Марша. Его результаты показали отсутствие в желудке Шарля следов мышьяка. Сторонники Мари уже было приготовились к оправдательному вердикту, но вместо этого суд постановил провести тест Марша ещё раз, на этот раз самим Орфилом. Хотя в начале процесса токсиколог выступал на стороне защиты, после повторного теста он объявил, что в желудке Шарля действительно были следы мышьяка.

Мари результаты теста принесли обвинительный приговор и пожизненное заключение. Общественности же это дало чёткое понимание того, что точность судебной экспертизы может стать ключевым моментом в определении виновности либо невиновности человека. В судах стали чаще прибегать к показаниям экспертов, как и к тесту Марша. Мышьяк прозвали порошком наследников, т.к. его часто использовали для убийства членов семьи. Достать мышьяк было крайне просто, а его смертельные симптомы были схожи с симптомами обычной болезни. После суда по делу убийства Лафаржа все поняли, что даже мельчайшие остатки мышьяка могут быть обнаружены и использованы в качестве доказательства. Убийцам пришлось искать новые способы совершения преступления.

Поймай меня, если сможешь;

Поклонники английских детективов многим обязаны паре брюк, которые были украдены в лондонском ломбарде в 1842 году Дэниэлом Гудом. Констэбль, севший ему на хвост, арестовал мужчину в хлеву, где тот жил под видом кучера, после чего принялся искать украденные брюки. Однако вместо одежды он обнаружил в стоге сена обгорелое туловище без конечностей и головы. В этот момент Гуд бросился прочь, предварительно заперев в хлеву констэбля. К тому времени, как последний связался с начальством, Дэниэла Гуда уже и след простыл.

Найденное туловище принадлежало его беременной гражданской жене Джейн Джонс, которую тот убил, чтобы отправиться на поиски новой любви. Люди были напуганы, что такой опасный преступник разгуливает на свободе, и Скотлэнд-Ярд поручил поиск Гуда девяти отделам. В те дни, когда ещё не было телефонов, сотрудники разных отделов делились имеющейся у них информацией только при личной встрече. Полиции удавалось вычислить местоположение Гуда, но всегда с сильной задержкой, так что поймать его они попросту не успевали. Газеты винили Скотлэнд-Ярд в некомпетентности. Наконец кто-то узнал Дэниэла Гуда в Тонбридже, что находится примерно в 50 км от Лондона, и сообщил в местный участок. Гуда арестовали, однако уважения лондонской полиции и Скотлэнд-Ярду это всё равно не прибавило.

Мужчину казнили в мае. И к августу Скотлэнд-Ярд решил повысить эффективность поиска и поимки убийц типа Гуда и создал первую официальную сыскную полицию, которая известна сегодня как Департамент уголовного розыска.

Найти убийцу по одному отпечатку пальца;

Томас Фэрроу заправлял лавкой красок в Лондоне; жил же с супругой Энн в том же доме этажом выше вплоть до марта 1905 года, когда мальчишка-посыльный обнаружил его мёртвого, забитого до смерти. Энн лежала без сознания рядом и перед смертью так и не смогла описать нападавших.

Скотлэнд-Ярду удалось установить, что убийство произошло ранее утром того же дня, а мотивом преступления послужило ограбление: лавка и квартира были обчищены, на полу лежала пустая касса. Инспектор уголовной полиции Чарльз Коллинз, возглавлявший отдел дактилоскопии, изучил денежный ящик и обнаружил на нём отпечаток большого пальца, который не принадлежал ни сотрудникам полиции, ни жертвам, ни одному из преступников, чьи отпечатки уже находились в полицейской базе.

Вскоре под подозрение попали два брата, Альберт и Альфред Страттоны. Утром в день убийства молочник рассказал, что видел, как двое молодых людей выбегали из лавки Фэрроу; ещё одна дама рассказала, что видела Альфреда неподалёку от места преступления в то время, когда убийство было совершено. С братьев сняли отпечатки пальцев и сравнили их с тем, что был найден на денежном ящике. Он совпал с отпечатком большого пальца Альфреда.

Скотлэнд-Ярд первым начал составлять базу отпечатков пальцев для определения личности преступников, однако до тех пор в суде их использовали только раз: неуклюжего вора Гарри Джексона, обчистившего дом на Денмарк-Хилл и среди прочего укравшего бильярдные шары осудили за преступление на основании отпечатков пальцев, которые он оставил на свежеокрашенном подоконнике. Полиция и обвинение не были уверены, что одних отпечатков хватит для доказательства вины.

На судебном слушании главный инспектор Коллинз рассказал присяжным о процессе идентификации преступника при помощи метода дактилоскопии. Используя доску и увеличенные снимки, он выделил 11 ключевых совпадений между отпечатками Альфреда и пальчиками, найденными на кассе. Он также подробно описал весь процесс работы с отпечатками при установлении личности преступника. Его выступление оказалось убедительным, и присяжные вынесли обвинительный приговор. И так как влияние Скотлэнд-Ярда было велико, успех Коллинза привёл к тому, что данные дактилоскопии теперь использовали в качестве доказательства в судах по всему миру.

Мышеловка;

Самой долгоиграющей театральной пьесой в мире является детектив Агаты Кристи Ловушка, который ставят уже более 60 лет, и её сюжет является вольной трактовкой убийства, потрясшего в своё время Британию. В 1945 году в ферму, расположенную в Шропшире, вызвали доктора. Врач, приехавший на место, осмотрел тело маленького мальчика и объявил, что он был мёртв уже несколько часов. Так началось расследование убийства.

Реджинальд и Эстер Гоф были приёмными родителями 13-летнего Дэнниса ОНила и его 11-летнего брата Теренса. Оба мальчика страдали от сильнейшего недоедания, граничащего с голодом, и у обоих на теле были найдены язвы и шрамы, возникшие, вероятней всего, в результате постоянных побоев. После того как коронер определил, что Дэннис умер в результате избиения, полиция арестовала Гофов.

Сперва Гофы утверждали, что мальчики постоянно дрались друг с другом, отсюда были шрамы и травмы, и что они получали необходимое лечение от язв. Однако на суде Эстер Гоф призналась, что когда она позвонила доктору, Дэннис был уже мёртв, и что она не занималась детьми, так как муж запрещал ей это. Он контролировал хозяйство, бил жену и морил голодом и избивал братьев ОНилл практически ежедневно.

Присяжным удалось осудить Эстер только на полгода за невыполнение своих родительских обязательств, так как против неё было меньше улик. Реджинальду же предъявили обвинение в непредумышленном убийстве, что вызвало сильное негодование общественности; из-за этого суду пришлось позднее изменить пункт обвинения на убийство. Данный случай выявил острую необходимость в проведении новых реформ, так как на момент, когда мальчики попали под опеку Реджинальда, за ним уже числилось несколько судимостей. Неспособность защитить Дэнниса и Теренса стала ключом к загадке в знаменитой пьесе Агаты Кристи. А что ещё важней, данный инцидент привёл к принятию в 1948 году закона о несовершеннолетних, который обязывал госслужащих по всей территории Британии заботиться о том, чтобы приёмные дети получали должную медицинскую помощь и были защищены от дурного обращения.

Три судимости;

12-летняя Полли Клаас жила со своей матерью в тихом городке на севере Калифорнии. 1 октября 1993 года Полли устроила с двумя подружками ночные посиделки, когда в комнату вдруг ворвался неизвестный мужчина крепкого телосложения с ножом. Пригрозив девочкам, что убьёт их, если они закричат, он связал каждую девочку и ушёл, взяв с собой Полли.

После похищения добровольцы организовали поиски по всему городу в надежде найти Полли живой. Всего было разослано более двух миллиардов копий фотографии улыбающейся семиклассницы, её историю крутили по американскому телевидению. СМИ прозвали Полли ребёнком Америки.

29 ноября полиция арестовала условно-досрочно освобождённого Ричарда Аллена Дэвиса, который в конце концов сознался в содеянном и раскрыл детали, позволившие найти тело девочки. До этого Дэвис уже не раз попадал за решётку за похищение и насилование женщин.

Новости о Дэвисе случайным образом совпали с акцией по сбору подписей, устроенной Майком Рейнольдсом. Его дочь также была убита, и он пытался собрать тысячу подписей, чтобы его инициативу о принятии нового закона рассмотрели власти. Согласно этому закону, получившему название три судимости, любой, кто был три раза осуждён за тяжкие уголовные преступления, автоматически получал от 25 лет до пожизненного заключения.

Рейнольдсу никак не удавалось собрать необходимое количество подписей до ареста Дэвиса. После местная радиостанция Сан-Франциско запустила инициативу, и люди выстроились в длиннющие очереди, чтобы поставить свой автограф. Кроме того убийство Полли подтолкнуло законодательный орган Калифорнии принять собственный закон о трёх судимостях, который вступил в силу в 1994 году. К 1999 этот закон в том или ином виде был принят ещё в 24 штатах и в федеральном правительстве.

Независимое убийство;

В 1996 году в Дублине журналистка Вероника Ронни Гуэрин сидела в своей машине в пробке, когда двое неизвестных на мотоцикле остановились рядом и, застрелив женщину, спешно скрылись с места преступления. Это убийство в гангстерском стиле ввергло Ирландию в шок, хотя никто не был удивлён, что целью преступников стала Гуэрин.

Гуэрин была криминальным журналистом и работала на издание Sunday Independent. В своей колонке она разоблачала столичных гангстерских королей и наркобаронов и не раз подвергалась из-за этого нападкам с их стороны. Так, однажды её дом подвергся обстрелу, а в другой раз незнакомец нацелил пушку в её голову, прежде чем выстрелить ей в ногу. Наркобарон Джон Гиллиган ударил её по лицу и угрожал убить её шестилетнего сына. Но попытки запугивания лишь сильнее раздражали Гуэрин, и она продолжала разоблачать гангстеров, которые хотели вести свои дела в тайне.

Расследование убийства Ронни Гуэрин оказалось самым крупным за всю историю Ирландии. Подозрение в совершении преступления вскоре пало на Джона Гиллигана, который до этого заявил друзьям, что не собирается сесть в тюрьму из-за журналистки, собравшей на него разоблачительный материал. Результаты расследования были далеки от идеала, но в конце концов Гиллиган вместе с основной массой лиц, участвовавших в сговоре с целью убийства Ронни, были осуждены либо за убийство, либо за наркотрафик и посажены за решётку.

И это не единственное изменение, которое спровоцировала смерть Ронни. Именно из-за этого случая Парламент создал Управление по вопросам преступных активов (CAB), которое занималось конфискацией любого имущества, приобретённого путём преступной деятельности. Кроме того была создана программа защиты свидетелей, дабы те, кто хотел дать показания против главарей мафии, больше не боялись за свою жизнь. Другие европейские страны переняли опыт Ирландии и создали свои собственные CAB, заставив тем самым ещё большее количество преступников заплатить за убийство Гуэрин.

Падение лидера;

Британский бизнесмен Нил Хейвуд жил в Пекине, где управлял консалтинговой компанией, помогавшей британским предпринимателям выходить на китайский рынок. В ноябре 2011 года Хейвуд был найден мёртвым в отеле.

Расследование убийства бизнесмена взял на себя начальник полиции города Ванг Лижун. Ван считался эдаким суперполицейским, по поручению секретаря коммунистической партии Чунцина Бо Силая Ванг ликвидировал всех гангстеров, которые когда-то заправляли городом. Каких-либо улик, говорящих об убийстве, Ванг в номере не нашёл, поэтому было решено, что Хейвуд скончался от алкогольного отравления.

По крайней мере всё должно было быть именно так. Вместо этого в 2012 году Ванг появился на пороге консульства США в Китае и попросил политического убежища. Он признался, что супруга его босса Гу Кайлай убила Нила Хейвуда. Когда он, Ванг, рассказал обо всём Бо Силаю, тот велел ему замять дело. Отношения обоих ухудшились настолько, что Ванг в конечном счёте стал бояться своего влиятельного начальника. Программа борьбы с преступностью Бо Силая, его внимание к нуждам бедного населения и коммунистические речи делали его очень популярным среди населения, удовлетворяя его политические амбиции и жажду власти.

Ванг так и не получил убежища, однако после его обвинений, Бо сняли с поста, а его супругу Гу судили. Она призналась, что её дружба с Хейвудом началась в 1990-х, когда он помог её сыну поступить в британскую частную школу Хэрроу. Помимо этого Хейвуд совершил несколько сделок с Гу и Бо и вскоре они оказались ему должны. В суде Гу заявила, будто Хейвуд угрожал ей и обещал причинить вред её сыну, если они не заплатят, поэтому она его отравила.

Гу признали виновной в убийстве Хейвуда, и Ванга и Бо в том, что они прикрывали её. Сейчас все трое отбывают срок в тюрьме. Тем временем убийство Хейвуда вывело на первый план проблему коррупции среди китайской политической элиты, а также их не вполне коммунистический образ жизни. Скандал вызвал недовольство и тревогу общественности и поставил точку на политической карьере Бо Силая, самого могущественного китайского либерала, передав власть в более консервативные руки.

Классическое убийство;

В 1899 году Фрэнки Бейкер была красивой и успешной проституткой, а Аллен Бритт был её любовником и сутенёром. Пара сильно разругалась, когда Фрэнки застукала его с другой, после чего Аллен просто отправился на вечеринку со своей новой пассией. Домой Бритт вернулся поздно ночью, когда Фрэнки уже лежала в постели. По словам девушки, они поссорились, и когда её любовник пошёл на неё с ножом, намереваясь порезать её, Фрэнки схватила пистолет, лежавший под подушкой, и выстрелила в него.

На судебном слушании присяжные поверили в историю о самообороне и оправдали Фрэнки. Судья даже вернул ей револьвер. Однако многие в её родном квартале считали, что на самом деле события той ночи развивались иначе.

За время, пока шёл суд, Билл Дули сочинил песню Фрэнки убила Альберта. Песня эта которая вскоре выросла в известную балладу Фрэнки и Джонни полюбилась всем кроме Фрэнки. Ей не нравилось, что люди пели её, когда она проходила мимо. Она ненавидела сам текст песни, который утверждал, будто она убила Аллена не в целях самоообороны, а потому, что он ей изменил. Некоторые говорят, что именно из-за песни ей пришлось уехать из Сент-Луиса.

Однако даже после переезда слава о содеянном не покидала Фрэнки. Случай послужил основой для фильма 1933 года Она обошлась с ним нечестно. Фрэнки это взбесило, и она подала в суд на Paramount Pictures, но проиграла. В 1936 году она вновь засудила Голливуд из-за фильма Фрэнки и Джонни, и снова неудачно. Женщина умерла 1952 году, так и не успев засудить Элвиса Пресли за песню 1966 года Фрэнки и Джонни.

5 thoughts on “Убийства, изменившие”

  1. Елизавета Вишня сказав:

    Не про три судимости случайно?

  2. Елизавета Майер сказав:

    Ух

  3. Анастасия Шуклина сказав:

    Годнота!

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *