Menu

Бангладеш остался далеко

5 Comments


Бангладеш остался далеко позади, и вот я снова в Индии. Но не Гоа, не Варанаси, даже не Гималаи манят меня теперь – только лишь я пересек одну границу, как почти сразу направился к другой, мечтая пересечь и ее, впрочем, не особенно углубляясь.
Большинство стран-соседей Индии крайне либеральны по отношению к туристам. Непал, Шри-Ланка, тот же Бангладеш – все они легко и без каких-либо проблем выдают визы по прибытию, уже не говоря о том, что и сами эти страны – небольшие и не особенно богатые, во многом живут с туризма (Непал со Шри-Ланкой как минимум).
Не то Бутан – маленькое горное королевство, о котором ходит стереотип как о последней Шангри-Ла. Попасть в Бутан тоже нетрудно, но только для обладателей очень больших денежных сумм (ну или для граждан Индии и Бангладеш, которым виза не нужна) – подобно Тибету и Северной Корее передвигаться в Бутане легально можно только с дорогущим туром (минимум – 200$ в день). Обходных путей немного – личное приглашение короля Бутана (хммм, ладно…), личное приглашение вашего бутанского родственника или коллеги по работе (в прошлом году пытался получить приглашение от местного cs-коммьюнити, безуспешно), волонтерство (вроде бы существует, но историй успеха чрезвычайно мало). Ну а еще десятилетие тому назад можно было сходить в приграничный с Индией Пхунтшолинг – просто зайти погулять, не оформляя каких-либо документов. Конечно, это не посещение страны, так, “для галочки”, но лучше что-то, чем ничего.
Но времена меняются, и теперь нельзя уже даже этого. Но я не терял надежды, а потому доехав на автобусе от индо-бангладешской границы до города Майнагури, вышел на трассу в сторону Бутана и стал стопить. До границы заветной страны оставалось всего 100 километров.
Уже здесь, в Майнагури, состоялось мое первое знакомство с бутанцами. Занимаясь автостопом, я решил целенаправленно выцеплять именно бутанские фуры, поскольку они гарантированно идут туда, куда мне надо. Но такая тактика поначалу вовсе не приносила результата – бутанцы на своих фурах просто проносились мимо, игнорируя меня. После Бангладеш, где даже в три часа ночи на тебя сбежится посмотреть вся деревня, а люди специально проснуться, чтобы спросить тебя “вич кантри?” это удивляло. Да чего уж там – даже индусы при всей своей бестолковости любопытны и в процессе автостопа останавливаются как минимум посмотреть на белого мистера. Тут же – полный игнор.
Наконец, спустя час меня подобрал бутанский водитель. Оказалось, что по происхождению он не бутанец, а лепча – это коренной народ Сиккима, живет в Джайгаоне (это город с индийской стороны границы). Водитель знал немного фраз на английском, хвастался своим обращением в христианство и не выказал по итогу никакого деньгопросительства.
Наконец, километров за семь до желанной цели на абсолютно плоской прежде поверхности как из ниоткуда выросли холмы. Это было знаком, что Бутан где-то рядом, и действительно – через полчаса я уже вышел на индийской стороне.
Приехал я вечером, смотреть что-либо не было никакого смысла, потому я заспешил в гостиницу. Но сперва осмотрелся – да, это уже не Индия. На улице торгуют момо, бутанский нгултрум в качестве ходовой валюты здесь значительно опережает индийскую рупию (даром что они 1:1), а надписи тибетским шрифтом отнюдь не являются туристической декорацией.
На следующий день с утра я загрузился в городскую маршрутку и проехал на бутанскую сторону. Пограничный чекпост никак нас не побеспокоил, и я был абсолютно свободен. Пхунтшолинг считается вторым по величине городом Бутана после столицы, но по факту за час-два его можно обойти абсолютно весь. В городе нет достопримечательностей, кроме нового буддистского храма и большого вращающегося барабана. Но при этом контраст с Индией разительный – Бутан на ее фоне кажется Европой. Идеальная чистота на улицах, здания, хоть и украшенные национальным орнаментом, а все же как в Европе – большие, в несколько этажей, городское пространсиво продумано вплоть до унифицированного дизайна вывесок – в Бутане используется нечто вроде дизайн-кода. Вопреки ожиданиям, в национальной одежде ходят отнюдь не все (где-то читал, что это чуть ли не обязательно на законодательном уровне) – большинство предпочитает футболки и джинсы, а обязательна подобная форма одежды только для гос. служащих.
И опять, какая огромная разница в психологии! Бутанцам иностранец абсолютно не интересен, они его не замечают. Даже придя в злополучный для меня иммигрейшн я мог бы спокойно уйти, если бы не зашел внутрь – мое “hello было полностью проигнорировано.
Так или иначе, но пройдя город из конца в конец я решил идти “сдаваться” в иммигрейшн. Что хотел, я уже сделал (даже легенду заготовил, чего это я тут шляюсь – мол, до иммигрейшна иду, но ввиду полного и абсолютного равнодушия бутанцев к иностранцам она, к счастью, не понадобилась), теперь оставалось узнать, можно ли было провернуть все это легально, и что мне теперь за это будет, если нельзя.
По итогу оказалось, что нельзя – без долгих расспросов меня попросили на выход из Бутана, попутно для чего-то сфотографировав мой паспорт. Возможно теперь, в Бутане я персона нон-грата (впрочем, с их-то расценками это не страшно), не знаю. Никаких негативных последствий для меня в виде штрафов и т.д., впрочем, тоже не последовало – вышел из Бутана с сопровождением миграционного офицера, напоминавшего в своей традиционной бутанской одежде персонажа из сценок про камызякский суд и вышел, ничего страшного – хоть так отметился на земле одной из самых закрытых стран мира.
А на следующий день я погрузился в бутанский автобус до Калькутты, дабы погрузиться поглубже в Индию, подальше от приграничных соблазнов…

5 thoughts on “Бангладеш остался далеко”

  1. Валерия Аксёнова сказав:

    Аааа, как круто

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *